ibash.org.ru - Новый цитатник Рунета

Форум: ура! =) я получил положительный ответ! =) 1 2 3 4 5 ... 37 > [RSS]

Форум: Вход Регистрация Участники Поиск RSS

жених
07.09.2007 - 00:53

спасибо всем, кто ответил =) моральная поддержка мне помогла. я получил положительный ответ!

ура, товарищи, ура! =)

glook
#101 - 18.09.2007 - 23:59

ну, кто-нибудь ещё выскажется в пользу того, чтобы я выкладывал ещё?))))

ZL[]RD
#102 - 19.09.2007 - 00:12

а чёнить весёленькое есть?

glook
#103 - 19.09.2007 - 00:14

ну... ща пошукаю...

о! точно!

вот рассказ про Ктулху! =)

***

Я вышел из дома и повернул налево. И только я собрался достать из кармана монетку и бросить её в небо, как тотчас же на меня налетел и ушиб локтём миниатюрный Ктулху. "Ты кто?" - спросил я его. "Как кто? Я - Ктулху!"

На мгновение мне показалось, что он шутит. Но внимательно посмотрев в его глаза я понял - это на самом деле он. Ктулху улыбнулся. Он знал, что я поверил, а потому ехидно улыбался. "А почему ты - Ктулху?" - спросил я, чтобы поддержать разговор. "Почему? Потому что я Ктулху, так сказал Ктулху, а если Ктулху так сказал, то так оно и есть, потому что если бы Ктулху сказал то, чего нет, то он не был бы Ктулху, даже полу-Ктулху не был бы, потому что Ктулху всегда говорит только то, что есть, а если того, что говорит Ктулху, нет, то оно сразу же появляется. Значит, ты - Ктулху", - выпалил Ктулху, и я понял, что что-то изменилось. "Позвольте! Но ведь я не Ктулху!" - сказал я. Но ему уже было всё равно. Он подмигнул мне и полетел дальше. "Ктулху..." - подумал я. "Неужели, я теперь тоже Ктулху?"

Этот вопрос стал занимать меня всё сильнее и сильнее. "Если я - Ктулху, то я больше не являюсь собой. Но ведь я думаю о себе - значит, я существую! Но думаю ли я теперь от лица Ктулху, или же от своего лица? Видимо, у меня теперь вообще нет лица..."

Рассуждения мои прервал женский крик. "Человек без лица! Караул! Человек без лица! Милиция!!!"

Я ринулся в её сторону, чтобы посмотреть на то, на что она показывала во время своего вопля. Но она начала убегать от меня, выкрикивая ругательства в адрес магазина. И тут я вспомнил, что у меня есть привычка иногда бормотать про себя свои мысли. Видимо, мысль про то, что у меня нет лица, была произнесена моною, а поскольку я теперь был Ктулху, то сразу же стало так, как я и сказал - и у меня не стало лица!

"У меня нормальное лицо", - сказал я. Так безопаснее. Теперь придётся много думать, прежде чем открывать рот. А впрочем, я быстро нашёл выход из сложившейся ситуации. "Я всегда трижды думаю, прежде чем что-то сказать!"

Я шёл по улице, неся на себе бремя власти Ктулху, за мной летело большое облако сумбурных мыслей, от которых воздух становился сиреневатым и слегка кисленьким на вкус. Мысли то и дело норовили принять телесный облик, навязывались, накатывались на язык горькими капельками слюны, но я гнал их прочь, держа рот на замке. В мозгу иногда сверкала мысль о том, что можно сказать "Я не умею говорить", - и проблема будет решена. Но с другой стороны, тогда я не смог бы больше говорить, а в современном мире это вредно. И даже опасно.

Я шёл и вспоминал - а что вообще я знаю про Ктулху кроме того, что мне успел сообщить тот, что налетел на меня? Я ничего не мог вспомнить. В голове никак не укладывалось то, что и он, и я - мы оба Ктулху. Но ведь Ктулху один, и он на дне океана! Ктулху на дне океана! Ктулху на дне океана!

"Эврика! Ктулху на дне океана!" - провозгласил я, радуясь, что вспомнил сей чудесный факт. Но я не учёл, что я ведь тоже Ктулху. Вокруг меня была вода, было темно и холодно. К счастью, Ктулху может дышать под водой, и огромное давление ему тоже не страшно. А самое главное - он умеет говорить под водой.

"Я вижу под водой так же, как и на суше".

Рядом со мной было что-то невообразимо огромное. Оно шевелилось, как бы ворочаясь во сне, издавало странные звуки, чем-то напоминающие звуки кита. "Так вот ты какой - Ктулху!" - подумал я. "Неужели я так же выгляжу?" Я не знал, как я выгляжу. Как может выглядеть человек, волею Ктулху занесённый на дно океана? Не имею ни малейшего понятия.

Я разглядывал Ктулху. И всё же, он был огромен и прекрасен. Великое морское чудовище. Он спал, сладко посапывая и поёживаясь, когда набегали прохладные потоки воды. "Ктулху спит", - подумал я. Ктулху спит. Ктулху спит.

Я действительно трижды подумал. "Ктулху спит", - сказал я и уснул. До пробуждения оставалось всего одно мгновение.

ZL[]RD
#104 - 19.09.2007 - 00:50

йа ктулху йа ктулху йа ктулху
р'плву фхтагн дрште к'нтул?
@бн'ат...
вмотхн ктулху вмотхн ктулху вмотхн ктулху
фу, плять. предупреждать надо, что работает)))

glook
#105 - 19.09.2007 - 00:52

мда.... если кто-то кроме тебя это прочтёт, то скоро у нас будет полон форум Ктулху всех мастей... ))))

Temcha
#106 - 19.09.2007 - 09:27

Эххх... Как говорил незабвенный волк "Щас спою".
Т.е. тоже выложу что-нть своё на суд душевнобольных. )

короткое...

Вырвала душу
Выскребла сердце
В ласку и нежность
Зубами вцепилась

В свежую рану
Всыпала перца
Волю отняла
И..... извинилась.


и длинное. )

Мы все герои
Большого анекдота.
Смешное горе,
Забавные заботы,
Под час прикольно
Помирает кто-то.....
Мы все герои
Большого анекдота.

Мы все герои
Паршивой мелодрамы,
Где враг до гроба
В сюжете - брат по маме.
Где сахарные сопли
Текут рекой с экрана.
Мы все герои
Паршивой мелодрамы.

Мы все герои
Крутого детектива.
Любовь - три кадра,
А смерть всегда красива,
Где путь разложен
На цели и мотивы.
Мы все герои
Крутого детектива.

А я вот стушевался
И где-то спутал роли.
И стало грустно в стельку,
И радостно до боли,
А может быть другие
Картину запороли.
Вот только я смешался
И где-то спутал роли....

Temcha
#107 - 19.09.2007 - 09:29

И, пока не забыт почивший пёс (glook +1000 )

Псы.

Глянь, папа! Вон там - человек!
Ты видел смешней существо?
Смотри, до чего он нелеп,
Смешно и смотреть на него!

Не смейся. Они все больны
И разумом это зовут
Они не помнят весны,
Они помнят слово "уют".
Им больно бывает от слов,
И пусто на сердце от ласк,
Они стали бояться снов,
Не смыкают незрячих глаз.
Они все оделись в бетон,
Рисуя на стенах цветы.
Они знают слово "Закон",
Но строки законов - пусты.
Мы здесь, чтобы их уберечь,
Чтоб дружбу и верность спасти,
Чтоб их пресловутая речь,
Не оскудела в пути.
Чтоб звуки "ум, честь и свобода"
Совсем не утратили смысл.
Мы дарим им дружбу, заботу....
Они все больны. Не сердись.

Malefic
#108 - 19.09.2007 - 09:36

2 glook
Про пса - шедевр! Спасиб!

Вот немного моего) Много букв!!

ТАМ

Я созрел душой для светлых,
Светлых и прозрачных дней.
Стал взор мой бел,
Как монашеская постель.
Наутилус-Помпилиус "Они не войдут"

– Давай, вставай, тебе пора уже, - невероятно приятный голос издалека. Из леса. Да - из глубины нереально зеленого леса. Хотя нет, вовсе и не из леса, а из кухни. Видно, утро уже. Тогда - и правда пора. Открываю правый глаз, смотрю на стену. На часы. Полседьмого. Время. Час на "проснуться", полчаса на "доехать до работы". Фух... Медленно устанавливаю вертикальное положение в режиме "сидя". Открываю второй глаз. В окне свет, в комнате чисто. Пахнет цветами и последождевой свежестью. Приятно. Опускаю взгляд на пол – ищу носки. Вот – лежат. Новые. Целые. Приятно пахнущие. Быстро одеваю. Стягиваю со стула домашние штаны. Умудряюсь не скинуть вместе с ними мирно висящую на спинке стула одежду. Одеваю их, встаю. Поворачиваю голову, а затем и всё тело вправо. Там – двери. Выход со спальни. Прохожу рядом с кроватью, не задев пальцами ноги её ножку – неслыханная удача. В дверях потягиваюсь. Хорошо! Смотрю влево – кухня закрыта, сквозь стеклянную дверь – свет и её мелькающая тень. Подхожу, открываю. Как там пахнет – передать не могу. В хорошем смысле, конечно. Расклеиваю ссохшиеся губы, открываю пошире рот, чтоб размять затекшие за ночь скулы. Лениво говорю "С добрым тебя утречком...", на что она мне примерно тем же и отвечает. Разворачиваюсь и, не закрывая дверь, иду в ванную. Раз. Два. Три. Три шага. Квартира маленькая, но уютная. Хорошая квартира. Наш Дом. Итак, ванная. Включаю свет, вхожу, не поскальзываясь на плитке пола. Подходить к умывальнику не нужно – я уже там. Включаю воду – есть горячая. Хорошо-о. Далее - лицо-зубы-полотенце, в общем, как обычно.
Закрываю воду, выхожу из ванной. Не забываю выключить свет. Странно, Но – хорошо. Слышу из кухни все тот же приятный голос, уведомляющий, что "кушать подано".
Ох, как вовремя. Я только подумал. Вот бы сейчас чего-то эдакого да с хлебом и яишенкой... Захожу
на кухню, а там – хлеб, яичница и еще что-то. Эдакое. На вид – вкусненькое. Ну-с, начнем.
Начал – закончил. Класс! Хорошо! Говорю "Спасибо". Она отвечает таким взглядом и кивком головы, что мне уже не нужно никаких "пожалуйста". Встаю, иду в комнату. Включаю радио на случайной радиостанции. Ух-ты – любимая песня! Странно, её так редко крутят. Да – странно, но что ни говори – хорошо. Падаю на диван, дослушиваю песню, выключаю радио. Не глядя, нащупываю на диване пульт от телевизора. Он, оказывается, никуда не укатился и за быльце не упал. Включаю. Новости. Ну-ну, интересно. Президент оглашает результаты новой социальной программы. Хорошие, нужно сказать, результаты. По глазам вижу – не читает и не врет. США объявляет программу демилитаризации на ближайшие годы. И не кому-нибудь, а себе лично. Странно, – аж не верится. Но хорошо. Посмотрим... И так – по всем каналам – куда ни глянь всё хорошо. И, что интересно – кажется, что всему можно верить. Выключаю телик, бросаю пульт туда, где взял. Встаю. Шесть шагов – я в спальне. Снимаю штаны. Сгребаю со стула брюки, одеваю. Ну надо же – поглажены. И когда она успела? Очередь рубашки. Одеваю. Навыпуск – на улице жара страшная. Пшикаюсь чем-то, что попадает под руку, чтоб не вонять в обществе. Хм... Запах какой... Хороший. Раньше не замечал. Достаю из кармана расческу. Новая, целая. Подхожу к зеркалу, причесываюсь. Захожу на кухню, получаю поцелуй на дорожку. Говорю "Пока!". Открываю дверь. Выхожу на лестничную площадку. Закрываю дверь. В подъезде чисто, не воняет, даже полы вымыты. Опускаюсь на первый этаж. У входных дверей отсутствует лужа известного происхождения. И слава Богу. Выхожу к лавочкам (читай – к сидящим на них бабкам). Щас будут кости обмывать. Вот я такой-этакий. И это вот не так, и то так не эдак.
– С добрым утром! Хорошего тебе дня, солнышко.
...Ух-ты... Ну, спасибо, бабушки, спасибо. Нежданно, так сказать, негаданно. Но – хорошо. Выхожу со двора. Что-то я там говорил насчет "жарко". Соврал... Отличная погодка! Всё лето такой жду. Всего в самый раз – температуры, влажности, солнца и тени. Времени ещё много, поэтому медленно направляюсь к остановке. Дошел. Лавочка свободна. Круто. И – плюс – чистая. Это так вообще верх комфорта. Сажусь, жду. Недолго. Подъезжает автобус, двери открываются. Следующая для меня остановка – работа. Свободных мест нет. Вру! Ровно одно, ровно для меня. Подхожу,
сажусь. Еду. Откуда-то дует ветерок. В меру. Подходит кондукторша, улыбается. Вау!.. И не бурчит, мол, чего сам не подошел. Достаю свои пятьдесят копеек, получаю в обмен билетик и "Спасибо". Офигевший от такой вежливости, провожаю кондукторшу взглядом. Ну-ну. Воистину – раз в году и палка стреляет. Подъезжаю. Встаю, выхожу. Две минуты – и я на работе. Охранник пропускает без проблем и без издёвок. Захожу. Добираюсь до своего кабинета. Что-то не так. О! Кондишн не гудит! Присматриваюсь – нет его. Ан нет – есть, вот! На стене. Новый. А у меня на столе – пульт. Лафа. Заглядывает секретарша босса, говорит, что тот в отпуске. Мечта идиота. Приглашаю из соседних отделов корешей. Работаем вместе. Целый день. Весело и, как не странно, - продуктивно. Другим словом – хорошо.
Вечер. Сдаю ключи и обязанности. Опускаюсь, выхожу. Говорю охраннику стандартное "Пока". Получаю (ну, как под дых) "Давай! Удачи!". Мда... Иду к остановке. Слышу сзади негромкий "бах". Оборачиваюсь. Перекресток, две машины. Поцеловались, в общем. Выходят оба водителя, дружно извиняются друг перед другом, обмениваются телефонами. Потом садятся в тачки, разъезжаются... А где, спрашивается, разборки, мордобой? Неужто, бывают и нормальные люди? Странно... Хоть и хорошо.
Остановка. Автобус. Остановка.
Иду домой. На встречу – соседка с собакой. Щас облает. Лишь бы штаны не порвала (собака). Нет, проходит мимо, здоровается (соседка). А собака даже ластиться пытается. Сдурела, что ли... Ну, всё равно – изменения в лучшую сторону. Опять бабки, "добрый вечер", подъезд. Надо будет свою на улицу вытащить. Пройдемся, воздухом подышим. Поднимаюсь, открываю дверь. Захожу – на столе накрыто. Ну, как знала... Записка – вышла в магазин. Значит разминулись. Сажусь. Ем. Вкусно. Чувствую благородный порыв помыть тарелку. Странно. Но мою. Приходит она. Говорю: "Привет! Было очень вкусно." Получаю народное "нэма за шо" и обворожительную улыбку в ответ. Думаю про себя, что такого счастливого человека как я больше нет. Нигде. Улыбаюсь (чисто случайно). Мы оба идем в комнату. Садимся. Разговариваем. Долго и весело. О работе, о доме. Делимся впечатлениями. У неё был отличный день. Рад за неё. Почаще бы так.
Потом выходим на улицу. Гуляем. Допоздна. Хорошо, короче, гуляем. Возвращаемся, ложимся спать.

Идеальный получился денёк.
Странно. Но – хорошо.

* * *

– А где Димон? Какого лешего я должен на его смену выходить?
– Да успокойся, там у него с матерью плохо. Какой-то козёл ножиком пырнул, пенсию забрал. Прямо на улице, прикинь. Днем.
– А... Хреново... Ну ладно… А как там этот придурок? Ну, новенький, из 12-й?
– С 12-й палаты? Да вроде нормально. Тихий такой. Сидит, смотрит в одну точку и улыбается постоянно. Главврач сказал, что он типа где-то в своём идеальном мире.
– Ну, раз улыбается, то, наверное, хорошо ему там. В том мире. В идеальном.

06.08.2005

Electronic
#109 - 19.09.2007 - 14:15

2Malefic
Вот это да. Как всё точно подмечено. Оценил...
Буду рад еще что-нибудь в том же духе почитать.

imp
#110 - 19.09.2007 - 16:43

2 Malefic
обожаю такие концовки..зачот)..пиши ещё..пишите все..

Iwan
#111 - 19.09.2007 - 17:15

>>Temcha
Псы... Зацепило.

Им больно бывает от слов,
И пусто на сердце от ласк,
Они стали бояться снов,
Не смыкают незрячих глаз.

Мдя... особенно про сны. Мдя...

>>glook
Твой пес тоже зацепил. Не хотел бы я оказаться в том вагоне.

Malefic
#112 - 20.09.2007 - 09:01

2 Electronic & 2 imp
спс))

вот еще

ОШИБКА

Молния пронзает небо и касается земли где-то за горизонтом. Вдалеке видны основания вулканов, а по небу, от края до края, растянулось одно огромное серое облако.
Она остановилась и с надеждой осмотрелась. Этот мир был нов и должен был стать для Неё новым домом.
Шло время.
Формы мира быстро меняли очертания, и вскоре стало возможным увидеть небо в прорезях облаков. Вместо них на поверхности земли кое-где стали образовываться лужи, затем озера, затем – моря… Она, а имя ей было Надежда, ждала появления жизни; и чудо свершилось. Где-то во всё ещё горячем море произошла столь долгожданная этой планетой химическая реакция и примитивное одноклеточное существо узнало тепло воды. Надежда принялась за дело. Время неумолимо двигалось вперед и, влекомое Надеждой, существо усложнялось, делилось, принимало новые формы. Надежда, глубоко укрепившись в этих уже далеко не малочисленных существах, тянула их друг к другу, образовывала колонии, вела к намеченной цели. Она двигалась к краю воды, где нет тесного соседства далёких родственников, где нет пока борьбы за место, за жизнь. Долго Она привыкала к необычной и гнетущей сухости горячего воздуха, видоизменялась, чтобы лучше видеть Солнце. Наконец, преодолев водный барьер, Она смогла делиться в разреженном воздухе.
Заселив уже не такой горячий и влажный мир, Надежда устремилась в поиск чего-то нового, ещё не знающего или уже забывшего её силу, и цель скоро была найдена. Она выбрала морскую бактерию и заставила её двигаться, умножать в себе количество клеток, становиться крепче и выносливее. Она становилась существом, идеально приспособленным к жизни в воде. И вот уже сотни и тысячи видов, такие не похожие друг на друга, изучают океан, ведомые Надеждой.
Затем Она удлинила плавники и стала выходить на сушу. Сначала понемногу, чтобы найти такую лакомую пищу, затем дольше, дальше, увереннее. Прошло очень много времени, прежде чем Она почувствовала, что может свободно дышать вне воды. Земля была ей
знакома, но она не видела её глазами и потому была поражена огромным пространством, открытым ей.
Пространство соответствовало возможностям.
Проходили тысячи и миллионы лет. Она сбрасывала и обрастала не менее крепкой кожей, Она вырастала до невероятных размеров, дабы властвовать в этом мире, Она властвовала, полностью и безраздельно. Она была изощренным охотником; охотилась сама и охотилась стаей в надежде поесть, Она была жертвой, что забивалась под камни, убегала в нору в надежде выжить… Она выходила на солнце, чтобы погреться, чтоб жить, и впадала в летаргический сон холодной ночью; и Она же была страхом дневных и ночных животных – странным существом с теплой кровью, которое может охотиться как днем, так и под покровом ночи. Она умела ползать, лазить по деревьям и летать, жить в земле и в воде, питаться растениями и живой плотью. Она умирала и рождалась вновь, Она погибала миллионами за одно мгновение. И однажды она взяла в руки камень, в надежде отогнать врага…
Непреклонно шло время, и Она была прямоходящим млекопитающим, загоняющим будущую пищу в яму с кольями, была зверем, в кровавой ярости кидающимся на копья людей, была волчицей, лишенной волчат, была матерью, потерявшей единственного ребенка при нападении раненного хищника. Она была Надеждой, была костром, догорающим в полной людей пещере, была тем, кто изобрел колесо, тем, кто убил друга в надежде получить его стадо, была старейшиной, повелевающим идти с боем на соседнее племя, ибо их земля плодороднее…
Она была тем, кто присоединил к себе ближайший поселок, получив таким образом преимущество в силе перед другими; тем, кто с тысячной армией сражался в осажденном городе, защищая родные места; тем, кто первым переплыл море, открыв невиданные земли, полные фантастических растений и животных. Она находила дешевую рабочую силу и использовала её, надеясь на богатое будущее; Она продавала людей, убивала их за одно лишнее слово, надеясь что другие поймут урок. Она была наркотиком, уносящим жизни людей и была тем, кто его делал и продавал; была вошью, спрыгнувшей с умершего от
чумы человека и поселившейся в шерсти бездомного щенка; была мужчиной, дочь которого привела в дом эту маленькую собачку…
Надежда была у пограничного города, сгоревшего
в одну ночь, у людей, восстанавливавших свои дома, у врага, что ждал ослабления границы. Надежда тянулась к новому, изобретала металлы, делала из них удивительные машины, что сильно облегчали жизнь и работу, делала из них оружие. Она изучала свое прошлое, выдвигала теории, создавала гипотезы, изучала свой народ и понимала, что только он идеален, иные же не достойны жить на этой планете в силу своей неполноценности. И Она вела своих людей с войной на другие страны, жгла всех без разбора, убивала детей и насиловала женщин; она задыхалась в газовых комнатах вместе с десятками других недостойных, бежала, сражалась, умирала.
Она изобретала новое оружие, а вместе с ним училась вселять страх в других людей, Она боялась сама, отдавала приказ, нажимала на кнопку… Она смотрела на Землю, покрываемую вспышками ядерных взрывов…
И в тот момент Она поняла, что где-то совершила ошибку. Она осознала, что и здесь, в этом мире, всё обречено на провал и почувствовала странную усталость. За усталостью последовало до сих пор неизвестное ей чувство – будто внутри стало совсем пусто, будто Она что-то потеряла, настолько важное, что всё остальное перестает иметь смысл.
Надежда потеряла надежду.


Она остановилась и глазами, в которых не было ничего, осмотрела свой будущий дом.

2004

Iwan
#113 - 20.09.2007 - 12:54

Хех... а говорят что надежда умирает последней. ;)

Temcha
#114 - 20.09.2007 - 14:30

Да уж...
Ну, раз пошла такая пьянка... )
Ритм все время меняется, но вы поймете. )

Время меняется
На глазах, не стесняясь
Прошлое пятится
Сквозь печаль - улыбаясь

Прошло время Смешных Обид,
Обидного Смеха настало время,
От обид душа тоже кипит,
Но, увы, никого не греет.

Уплыло Мелочей Забавных время
Настало время Мелочных Забав
Кто в шутку гвозди всаживает в темя
Тот не поймет, в чем именно не прав.

И в прошлом время Чистых Отношений
И Относительной настало Чистоты
Где череда сомнительных свершений
Разбила слово "мы" на "я" и "ты".

Забыто время Дневного Сна
И Сонных Дней время в лица дышит
Себе мы врем, что еще весна
А осень вяло листву колышит.

Души меняются
Тихонечко старясь
И мы улыбаемся
Сквозь радость - печалясь.

Malefic
#115 - 21.09.2007 - 09:04

1 Temcha
Спасибо, красиво, оч понравилось... В тему так эта твоя "смена ритма")

Temcha
#116 - 21.09.2007 - 09:25

Ребяты!!! Пишите еще!!! Я найду у себя че-нть приличное, тоже выложу.

Пусть, сцуки, поймут, что мы не только на С++ и java, мы еще и на русском пишем. )

glook
#119 - 25.09.2007 - 19:01

что-то все поутихли...
внесу разнообразие ;)
аж почти поэма...

"ШЁПОТ"

Вы думаете, я шепчу просто так? Вы ошибаетесь! На всё есть причины, в том числе и на это. Все спят. Я один, наедине с собой, с Вами наедине. Пользуясь случаем, шепчу. Надо тихо. Музыка громко. Шёпот - тихо. Буду тихо.

Эта ночь моя. Я её не заслужил. Я её отнял, отнял у себя же. Что в ней такого особенного, что я её краду? Она полна шёпотом... Я полон шёпотом. За окном шёпот, мир рушится в шёпот! Машины ревут шёпотом, птицы не щебечут, но шепчут. Шёпот мысли, шёпот власти... Завтра не вспомнится ничего. Но шёпот останется. И больше ничего.

Где-то на свете
Живут поэты
Кнутом одеты
И льдом согреты

И так всегда
Кому еда
Кому слюда
Кому орда

А им поэтам
Ни капли света
Им дарят вето
Дают советы

И так всегда
Когда вода
Когда беда
Когда когда

Поют поэты
Свои сонеты
Блюдут поэты
Свои заветы

А их среда
Через года
Несёт снега
Они в бега

Зачем поэтам
Свои заветы
Чтоб дало ЭТО
Источник света

Всё золото мира отдал бы я за каплю счастья! Но нет, нет у меня золота! Да и не купить за него ничего, кроме бед...
Шорох! Это поворачивается спящее тело... Шёпот ему мешает. Но всё же тихо. Тихо. Тихо... Видно запах. Не видно вкуса. Слышно запах. Нет, это шёпот, шёпот, шорох... И не надо слов!

Мо тае орпан узу
Рем им сар кор лаг
Ег нот рам ваку мозу
Ил рит мар пе раг

Дап па мису ноды мо
Пав ам итр ол руу
Ипо олма сар промо
Нол ло пре рам имо ту

Лотпа ма сар ита пи
Пи ра ита роко га
Пи ра ита роко ни
Лотпа ми сар ита га

Мир лопатами не перекопать. Нужен эксковатор. Реаниматор. Эксгуматор. Транквилизатор. Дозатор... помощи ждать не приходится. Кто может помочь тому, кто и сам не знает, чем и главное в чём ему надо помочь. Ему можно помочь? Скрипка вступает шёпотом, капля падает молотом... В темноте слышен вкус пальцев. Чувствуется присутствие кенгуру. Спящего.

Спящий проснулся
Или мне показалось?
Картой коснулся
Что мне осталось?

Зрячим не место
Средь мира без цвета
Люди как тесто
Замешаны в гетто

Где-то царапает
Саблей обоину
Жалобно капает
Капля в промоину

Шорохи шёпоты жесты
Нити стальные и нервные
Снова замешано тесто
Снова становятся верными

Рёв мотоцикла. Лихач. Ночью не смотрят на знаки. И я не смотрю. Я слушаю шёпот, я слушаю шорохи. Я внемлю темноте, я вникаю в пустоту, я ослеп, оглух, остыл... Но нет, это полусон-полузверь наваливается. Видится мне парикмахерша.

Нежно ладони подняв
Ты прикоснёшься ко мне
Стены надёжно убрав
Скоро растаешь в вине

Руки вонзя в пустоту
Скрипнув телегой несмазанной
Скоро тебя украдут
Скоро останусь я раненый

Но перед тем я успею
Всласть насладиться тобою
Руки твои я согрею
Тело надёжно укрою

Врежется смех в мои двери
Взрежу я душу тобой
Ни на минуту не веря
Что так ненадёжен покой

С пачуще-радостным криком
Тебе передам я себя
И с торжествующим ликом
Тебя отпущу я любя

Храп. Хруп. Хрупкий храп. Храпкий хруп. Вот и заря скоро. Шёпот продолжается. И даже если день его прервёт, двести ночей продолжится он. Двести ночей не спать, шептать, шептать, шептать... И опять слышать шорох, храп... Капли, так не похожие друг на друга, - кап-кап, коп-коп, воп-воп, вот-вот... Лить или не лить - вот каков извечный вопрос, если с позиции крана смотреть. Лить значит капать? Нет!

Льёт огонь в небеса
С моего потолка
Убегает в леса
Своенравных толпа

Бьёт огонь в барабаны
Рвёт одежду и плоть
Силясь гостем незванным
Душу мне расколоть

Мне теперь не до смеха
Мне теперь не до слёз
Что огню ни потеха
То мне больно всерьёз

Мучит пламя мне тело
До души уж печёт
Всё что не улетело
Из-под ног утечёт

В небо рвутся фонтаны
Реки вяжут мосты
За спиной барабаны
Перед грудью костыль

Голод. Холод. Молод... Совсем ничего нет. И не было. И не будет. Как партизан, сижу, ото всех спрятавшись, ожидая, что кто-то придёт. Может, наши, чужие, не знаю... Я не в силах бежать, не могу я остаться. Шорох. Шёпот. Храп. Рёв... Рёв, Храп, Шёпот, Шорох... Молох. Молод. Холод. Голод.

Гложет голод который год
Ляжет шорох в ночную мглу
И в углу притаился комод
Псом подсевшим на иглу

Мойте руки перед едой
Грязной пищи в рот не бери
Ополаскивай её водой
И от плесени береги

Чёрствый весь кусочек хлеба
Извлеку из-под комода
Как посланника от неба
Как навеянное модой

Не послушаю советов
Не помою я в воде
Берегя себя от света
Съем его я в тишине

Предать себя сну - велико искушение! Райское наслаждение - песня подушки и простыни, стихи одеяла, ритмы матраса... Но шёпот не смолкает, шорохи твердят: шепчи! шепчи! шепчи! Что-то меня заставляет открытыми держать глаза именно тогда, именно сейчас. Скрип. Ка. Скрипка. Скрипка стула играет в звуки, рояль стола продолжает тему. Стекло затуманено. Скоро рассвет.

Рано дышать
Поздно лежать
Надо бежать
Надо бежать

Некогда петь
Надо потеть
Надо лететь
Надо лететь

Мне бы спастись
Ногти обгрызть
Надо нестись
Надо нестись

Всё же лети
Или кати
Надо идти
Надо идти

Рано лежать
Поздно вставать
Надо бежать
НАДО бежать!

Вот Вам причины моего шёпота. Всё не так уж и сложно. Повторяйте за мной, шепчите со мной:

Шёпот во тьме
Шарф в пустоте
Где-то устал
Где-то уснул

Где-то шептал
Где-то шагал
Где-то хотел
Что-то умел

Камни в висок
Волны в песок
Ветер на дно
Ясно оно!

Вот причины, вот сомнения, посетившие меня
В ночь с тринадцатого на четырнадцатое ноября
Года две тысячи четвёртого,
В комнате, где колесо чёртово!

***********

ЗЫ:
2Temcha: мегареспект!

Malefic
#120 - 26.09.2007 - 08:57

Итак-с, продолжим!

Много букв, но те, кому интересно - прочтут)

УЧИТЕЛЬ

Посреди пустыни, на одном из бесконечного множества песчаных барханов стояло два человека. Рядом ожидал караван запряженных и нагруженных верблюдов. Два человека поочередно то открывали то закрывали рты, и с расстояния в пять саженей казалось, что они не издают ни звука, ибо ветер немедленно уносил их далеко на запад. Но, подойдя несколько ближе, чего, однако, не решался сделать никто из каравана, мы бы услышали:
¬– Это глупо и неправда, ты ведь должен понимать…, - в голосе одного из собеседников была пустота и разочарование. Это был невысокий поникший старик, и голос его был едва слышен даже вблизи. Его тело укрывала от ветра неказистая накидка, однако ему это было ни к чему. Песок не застревал у него в волосах, не лез в рот, в глаза; казалось, он облетал его стороной. Ветер не смел трепать его седые волосы и лишь для вида то приподнимал, то опускал негустые пряди на плечи, а если какой-то непослушный волосок попадал на глаза, ветер тут же виновато сдувал его набок. Редкая борода спадала по накидке чуть ли не до самого пояса.
В разных мирах и в разное время старика назвали бы совершенно по разному: в одних – блаженный, в других – старец, бедняк, мудрец – много прозвищ можно дать древнему седому старику, однако в этом мире и в это время его именовали Учитель.
Его собеседник был явно из тех, кто привык рассчитывать лишь на свое мнение. Высокий лоб, хитрые и умные глаза, небольшой нос и длинные – до плеч – волосы. Его плащ был немного аккуратнее накидки старика и имел капюшон, который накрывал сейчас голову говорящего. Голос его был силен и громок:
– Я не понимаю! Ведь ты хочешь, чтоб все люди были счастливы, зачем же противишься моему счастью? Почему я должен отдать свою жизнь для того, чтобы другим было лучше, не получив ничего взамен; да и ведь меня одного все равно не хватит! Почему твой бесконечно сильный Бог, - человек, бывший Ученик, срывался на крик, - Почему Его сил не хватает для этого, но он надеется на таких как я? Нас мало, бесконечно мало, и мы не можем ничем повлиять на других, не имея никаких доказательств даже Его существования. Пусть Он показал свои чудеса тебе, но это – всё, и даже я их не видел. Но, ладно, посмотрим на это с другой стороны. Предположим, я остался, предположим, что дело наше обрело силу и у тебя уже гораздо больше учеников, нежели ранее. Допустим даже, что некоторые из них истинно веруют, но неужели ты веришь, что все? Боюсь, очень многие из них будут находиться с тобой только со страха перед силой Его, а ведь это не Вера – это Рабство. Многие будут уповать лишь на спасение, ничего не отдавая взамен, а не это ли делает вошь на теле собаки – пьет кровь, живет, размножается, умирает…
Знаешь, когда я сижу подле тебя, и над нами смеются, мне стыдно. Еще мне стыдно видеть лица жадно внимающих твои речи с открытыми ртами, лица, которые верят даже в то, во что не верю я. Да, иногда мне кажется, что я мог бы быть достойным учеником, что мог бы, отделившись от тебя, вбивать в головы людей нашу веру, но! – ученик, ухватив старика за локоть, указал рукой на караван, – Видишь их – в караване восемнадцать человек, лишь двое из них с интересом слушали тебя во время пути… А я знаю, что придя домой ни один из них не скажет семье, что видел тебя, ни один не упомянет Господа нашего, и уж тем более не осмелится восхвалять Его, вспомнив как смеются над тобой.
Полы накидки ученика занесло песком, и он отошел в сторону, чтобы стряхнуть его. Плащ Учителя оставался девственно чист, редкие песчинки падали на него, но их тут же сметал заботливый ветер. Ученик закутался сильнее и взял в руку край капюшона, чтоб его не сбрасывало ветром с головы.
– Видишь ли ты, ученик, этих двоих, – ласково ответил учитель, однако скорбь не сошла с его лица, – на коих ты мне указал своими речами? Неужели забудут они мои слова, не оставив ничего в душе? Скажи, ты веришь в это?
¬– Я не верю, я знаю. Ради семей, родственников, они забудут тебя, забудут все, что ты говорил. Ведь сложно обращать в веру только словами и нельзя всю жизнь не смыкать глаз, за каждым углом видя озлобленного иноверца или везде ощущая себя посмешищем. Ты же не скажешь, что все рады услышать тебя и внять тебе? Так вот – будь ты слаб или силен, ты в конце концов, не выдержишь! Заставишь себя забыть…
– Я вижу ты плохо слушал меня. Ты слышал только фальшь, видел лишь унижение…
Мужчина не обратил на слова Учителя внимание:
– Посмотри в будущее, Учитель… или вернее Бывший Учитель… Так вот, я вижу там много храмов, соборов Его имени, но почти не вижу Духа Его. Он забьется в угол в страхе, ибо даже деньги и пищу будут воровать именем Его… В лучшем случае мир утонет в слюне и лживой лести, в худшем же… люди перебьют друг друга во Имя Его! Прощай, Учитель, ибо я не вижу смысла в деяниях твоих. Я хочу прожить свою жизнь достойно, а не в бессмысленных скитаниях, говоря с теми, кто не слышит иного слова, кроме денег.
– Прощай, ученик…
На этом был закончен сей разговор, и ученик, развернувшись, пошел к каравану, который уже собирался в путь, а старик еще долго стоял и смотрел вдаль, в сторону удаляющихся верблюдов. Затем, вздохнув и опустив голову, медленно зашагал к ближайшему селению.


Шли годы, десятилетия, века. Учитель учил, отпускал, искал новых учеников, рассказывал о деяниях Господа, прославлял силу Его. Ученики приходили, слушали и уходили, кто-то – навсегда, а кто-то нет; некоторые возвращались к нему в ученики через много лет, некоторые, уверовав, долго слушали старца, а затем засомневавшись, уходили. Учитель никого не держал силой. Временами его популярность была столь высока, что он считал, что вот-вот настанет полдень славы Господа Его и вечер не придет никогда, а иногда он подолгу жил отшельником, ибо вспоминали его со злостью на устах.
И однажды, вернувшись к людям после долгого одиночества, он увидел тех, кто почти равен ему, ибо делали они то же дело. Воспрянув духом, старик пришел в церковь, так называли храм славы Его, и увидел, что учеба его и скитания не прошли даром – сила и слава Его была велика. Но зрачки его расширились от ужаса, когда он увидел все, сняв пелену восторга.
“Господи, они торгуют прощением твоим”,- взмолился Учитель, переводя взгляд с очереди за индульгенцией на большое распятие на стене церкви. -“Неужели позволяешь глупцам этим верить так? Прости мне слова мои, Господи! И прости им наивность их, ибо не ведают, что творят!”
Старик покачиваясь вышел на просторную пыльную площадь. Небо покрывали тучи. Он поднял к нему голову и сзади раздался знакомый до боли голос:
– Учитель!
Ученик изменился. Его волосы были подстрижены коротко, в его глазах читались самоуверенность и сила. Он был облачен в черную рясу, а на груди на золотой цепочке висел большой золотой крест.
Крест изображал распятие, казнь Сына Его.
Учитель медленно перевел взгляд с креста на лицо бывшего ученика и понял, что тот злорадствует. Дрожащим голосом он проговорил:
– Ты видишь все это и ничего не делаешь? Ты живешь среди них, ешь с ними одну пищу, дышишь одним воздухом, и ничего не пытался исправить? Зачем ты здесь? Кто ты? – лицо старика выражало непонимание и ужас.
– Кто я? Разве ты не узнаешь меня, Учитель? – на лице ученика заиграла улыбка. – Ладно, отвечу – я священник, цель моя – нести веру в сии заблудшие в тяжком грехе людские души, - он посмотрел в лицо старика и спрятал показную улыбку. – Да как ты смеешь здесь появляться?! Ты не видишь, что сотворил? Ты видишь, к чему привели твои глупости. Неужто ты хочешь сказать, что не будь твоей веры, все было бы стократ хуже? Не говори – не поверю. Никогда. И не смотри на меня так, будто я продал душу Врагу Его. Выйди же наконец из своей норы и посмотри на них, - он широко развел руками, - неужто веришь, что эти животные способны на что-то большее? Даже делая добро, они делают это взамен, либо чтобы другие не подумали плохо, или хуже – чтобы подумали плохо о других… Вот она – твоя вера.
– Кто ты, чтоб глаголить сии дерзкие речи? Ты был Учеником моим – забыл? Кем ты стал, и как не жжет тебе грудь символ его? Ты обвиняешь меня во всем этом, а сам пользуешься полученными возможностями! Как смеешь? – Учитель сдержался, чтоб не топнуть ногой, однако все было написано на его лице.
– Смею! – бывший ученик демонстративно взял в руки крест и торжественно произнес: – Во имя Господа Нашего и Именем Его!
В этот момент в небе блеснула молния, мгновение спустя прозвучал гром, и закапал мелкий, но набирающий силу дождь. Видно, холодная вода успокоила ученика, и он убрал злую торжественность со своего лица. Он опустил взгляд наземь и смотрел, как капли дождя делают из песка и земли жидкую кашицу. Не поднимая взгляда, он произнес:
–Прощай, Учитель, еще раз. Нет, извини – до свидания. – Он обернулся и зашагал прочь.
А Учитель стоял и ждал окончания дождя, а капли что падали на него, чудом исчезали еще в воздухе. Те же, что решались прикоснуться к его лицу, казались учителю теплыми и ласковыми, как руки любящей матери. Учитель думал:
“Неужели я? Не может быть, чтобы это я допустил такую ошибку… Своими руками и устами я лишь привожу в жизнь Твою волю, так неужели и все это входит в твой большой План?”
Он не дождался ответа и остался смотреть на небо.
Так хотелось увидеть солнце…

Потом узнал он и то, что прав оказался его первый Ученик, его увядшая надежда: Они убивали стариков и детей, насиловали женщин, жгли города и села с Именем Его на устах и под знаменем с ликом Его. Услышал он о том, как исковеркан смысл слов Его, о том, что скрыта книга Его от людей, о том, что людей жгут на кострах за правду о Нем, о том, что правят странами от имени посланников Его.
Никогда так долго не плакал Учитель, никогда столько не молил Господа о их прощении. И снова не услышал ответа. Тогда он ушел из мира надолго.

Вернувшись, он не узнал мир. Люди, что всегда были робкими созданиями на фоне всей природы, возомнили себя хозяевами её. Творения божьи исчезали по воле и глупости их, леса заменяли железные и каменные города, облака окрашивались в цвета ядовитых испарений… Уверенно и самозабвенно люди разрушали свой мир. Многие, да что там – почти каждый, прекрасно понимали это, но никто не хотел делать первый шаг, чтоб всё исправить.
Все ждали всех.
Люди здесь стали последними циниками и эгоистами, взращая личную цель, и втаптывая при этом чужие цели и жизни глубоко в землю, идя по трупам. Здесь это было в порядке вещей и плодородные, богатые земли отбивались в войнах ценою тысяч жизней. Людей благословляли на бой… Бой ради жизни, войну за мир. Столь глупых словосочетаний Учитель не слышал никогда.
Да, люди довольно часто вспоминали Его и просили о помощи, но это были просто слова, с такой же легкостью они произносили и имя Врага Его, которого запрещено было упоминать вообще.
Учитель подошел к первому проходящему мимо человеку и хотел было задать вопрос, но не успел открыть рот, как на лице человека появилось брезгливое выражение и он, одернув руку от старика, как от прокаженного, поспешил дальше.
– Пусть тебя это не удивляет, Учитель. – Голос ударил ножом в сердце. Он так не хотел его слышать, но голос продолжил: – Это нормально.
Ученик не изменился с их последней встречи, сменилась лишь одежда. Он был одет в черные брюки, черный пиджак и белую рубашку, на шее был завязан серый галстук. Бывший ученик стоял у входа в высокое стеклянное здание с черными зеркальными окнами. Казалось, здание режет облака. В руке ученика был черный кейс, а из левого верхнего кармана пиджака выглядывал белый платок.
– Боюсь ты оделся не по времени. Тебя примут за бездомного, а здесь они не пользуются уважением… А я знал, что встречу тебя именно сегодня, и, по-правде, почти не знаю, что сказать; ты все видишь сам. Признаюсь, мне несколько жаль это осознавать, но боюсь тогда, при нашем первом прощании, я оказался полностью прав… А почему я не слышал о вас все это время, Учитель? Неужели Он изменил свои планы? Или Он тянет время? Хотя… какая сейчас разница, в этом мире уже ничего нельзя изменить, с Ним или без Него. Здесь правят деньги. Они – Бог, а я их священник. – Он улыбнулся, - и пусть моя одежда не сбивает тебя с толку. Ты слушаешь меня? Почему ты молчишь, не опровергаешь, не доказываешь, неужели ТЫ смирился?
Однако Учитель уже не слышал его слов. Его беспокоило совсем другое: почему он чувствует в ногах такую усталость, почему так тяжело дышать этим воздухом и почему, Господи, эта дорожная пыль так сильно лезет в глаза…


Вселенная содрогнулась от страшного взрыва. В образовавшейся печи горело всё, что могло гореть и всё, что не могло. Звезды вспыхивали и гасли, распадаясь в пыль, кипящими слезами тек расплавленный камень по Его лицу, плачущему от боли, как по лицу Отца, взрастившего, но не воспитавшего должным образом своих чад.
Он воспитал паразитов и не собирается повторять ошибок.
Он сделает новую попытку.
Последнюю…
Ибо силы на исходе.

Осень 2004

Electronic
#121 - 26.09.2007 - 10:53

2glook
Опять удивил. Мурашки всё еще по коже бегают.

Electronic
#122 - 26.09.2007 - 10:55

2Malefic
Есть о чем поразмыслить на досуге. Правда больно думать, что деньги правят миром... Как всегда правда режет глаза!

Iwan
#123 - 26.09.2007 - 15:35

>>glook

Сильно сделал. Невольно воспоминания волной накатывают. Темная ночь, ночной лес, лесные кроны шумят и колышутся в такт ветру, ветер доносит запах дождя, дождливая земля с которой идет пар и звук сверчков, сливающийся с писком летучих мышей, писком который не является таковым... ведь это всего лишь попавший в тебя ультразвук.
И квадратик света в далеке... Там тепло. Там дом. И там люди, которые уже не бесят, потому что ты двое суток никого не видел...

>>Malefic
Бог наверное есть. Но это еще не повод чтобы молиться. Миром правят не деньги. Деньги это всего лишь средство. Оружие. Такое же как и пистолет... ну может быть как нервно паралитический газ... очень замедленного действия. И все зависит от того, в чьих они руках.

Malefic
#124 - 26.09.2007 - 22:57

2 Iwan
Классный комментарий, совсем согласен... Ну может кроме одного - имея деньги, рано или поздно становится всё равно каким ты был... Деньги меняют... 99% людей, ибо не могу говорить за всех

Malefic
#125 - 26.09.2007 - 23:09

ЦВЕТ ЛИСТА

Ей было всего 9 лет.
Её звали Анной и она была на 2 года старше своей сестры Иры и более чем в два раза младше брата Антона – ему было 20 лет. Она наивно думала, что еще чуть-чуть – и она станет такой же большой, высокой и, главное, - взрослой. Каждое утро она вставала раньше всех, мечтала, лежа в постели, ждала, когда проснется её мать, и затем притворялась спящей, чтобы у мамы была возможность её разбудить. Она думала, что маме это доставляет некоторое удовольствие – видеть, как ворочается в кровати, нехотя просыпаясь, её дочь. В принципе, она была права – её мать гордилась тем, что обе её дочери встают рано утром и ходят в школу, а не сидят за экранами мониторов, поглощая информацию из специальных обучающих программ, как это делают другие дети. Их мать никогда не доверяла компьютерам и с трудом нашла обыкновенную школу в том огромном городе, где они жили.
После завтрака Анна опускалась в подвал, и проводила там несколько минут, рисуя картинки о мире, который ей снился. Кажется, когда-то ей кто-то сказал, что на её рисунках было все очень похоже на то время, когда люди еще не летали на другие планеты – это вроде бы было почти две тысячи лет назад, но она в этом сомневалась. Дело в том, что на тех штуках, которые, как ей сказали, назывались “деревьями”, она рисовала кружочки зеленого цвета (называются “листья”), а друзья, знакомые и родители говорили, что на этих штуках они были синими или голубыми, как небо, а зелёной была только трава. Тогда она не обращала на это особого внимания, ей казалось, что только то, что она видела, и было настоящим – всё остальное они напридумывали, чтоб казаться умнее.
– Солнышко, твои мама с папой читали книжки, видели картинки с деревьями. Если не считаешь нужным верить нам, то – кому же ещё? – неоднократно спрашивал отец.
– Но я видела! – восклицала Анна.
– Арсен, не трогай её, ты же помнишь, что Антон тоже был таким же упрямым в её возрасте. Ведь поумнел же? – пыталась вмешаться мать.
– Ну хоть Ирка-то пусть будет человеком! – обреченно вздыхал Арсен.
Со временем они привыкли к снам и убеждениям своей старшей дочери.

Теперь ей семнадцать. Она живет со своим мужем и ей уже давно не снятся цветные сны. Её родители погибли при Перемещении в Европу – компьютер в Вене дал сбой. Девочкам назначили в опекуны Антона, и выплатили немалые деньги в возмещение ущерба. На эти деньги они закончили школы, Антон – Экономическую Академию, и у них еще осталось на несколько безбедных лет жизни. К тому времени все должны были бы уже устроиться на хорошую роботу, поэтому окончание счета в банке никого особо не волновало.
Ира жила в старом доме родителей, и, время от времени, Анна навещала её, чувствуя, что это является одним из основных желаний погибших родителей. В этот раз она опустилась в старый, годами не открываемый подвал и на глаза навернулись слезы от разом нахлынувших воспоминаний. Она села на такой непривычно маленький стул, и рука сама потянулась к ящику стола. Оттуда она достала аккуратно завязанную папочку, в которой оказались старые рисунки. Она не смогла сдержать улыбки – каким она была ребенком! Домики (одноэтажные!), с треугольной крышей, заборы, машины – еще на колесах… Как все наивно и по-детски…
И деревья...
“Боже мой! И правда, я рисовала зеленые листья! Вот дурочка…” – пронеслось в голове.
И она забрала рисунки с собой.

Через два месяца произошло невероятное. Кто-то из путешественников, в одном из ущелий обнаружил то, что считалось погибшим и абсолютно вымершим многие века назад. Не веря ни одному слову в масс-медиа, Анна заказала билет к тому ущелью, однако ей удалось попасть туда лишь через два дня – настолько популярным стало место у туристов. Каждый хотел увидеть то, что люди не видели полторы тысячи лет. Она переместилась в то место, опустилась в ущелье, дождалась своей очереди… и увидела…
Под солнечными лучами…
За металлической сеткой…
С вооруженной охраной по сторонам…
На маленьком клочке земли…
- Боже… Папа… А они все-таки зеленые… - сказала Анна, глядя на маленькие кружочки на ветках дерева.

12.05.2005

hton
#126 - 27.09.2007 - 08:44

2 Malefic
Про учителя - сильно! Зацепило.

Напомнило мне рассказа Пауло Коэльо "Алхимик"
Тем кто не читал, советую сегодня же скачать и прочесть =)

Вообще, я люблю философию, разную, оч. интересно.

Malefic
#127 - 27.09.2007 - 09:12

Спасибо, hton)) Это мое любимое, хотя не все разделяют это мнение ;)

Iwan
#128 - 27.09.2007 - 10:28

>>Malefic
Очень надеюсь что ты прав не более чем на 99%... И деньги изменяют не всех... :)

imp
#129 - 27.09.2007 - 10:48

2 Malefic
наконец появилось время для чтения..) и "Учитель" и "Цвет листа" - мне нравится ход твоих мыслей...звучат глубоко и немного обречённо...лично я такое уважаю...спасибо за "многа букав"..)

goddess
#130 - 27.09.2007 - 12:54

Млин, не хотелось бы философствовать, но все же :) Согласна с Iwan’ом деньги - это все же средство, инструмент, такое же как молоток, похвала, истерика (это уже больше по женской части ;)) и т.д. То есть это то, что обслуживает нас, делает нашу жизнь приятной или не очень. А это зависит от того, научился ты пользоваться этим инструментом или нет.
2 Malefic
Больше всего понравился "ЦВЕТ ЛИСТА". Получилось очень живым и сочным. И оптимистичным ;)
"УЧИТЕЛЬ" ( это мое личное субъективное мнение )) Начало понравилось, концовка - нет. Не потому что я люблю хэппи энды. Просто уж если верить в существованиии Бога, то думаю, что он не такой наивный чукотский мальчик, чтобы взять и случайно "воспитать паразитов". Если уж совсем углубиться в филосоию... хотя нет... а то начнецца дискуссия... =))
PS Рассказ понравился, потому что зацепило...

Temcha
#131 - 28.09.2007 - 17:15

Мдааа... С аптимизьмом у нас слабовато. (
Бум считать это признаком ума. )
Почти в тему:

Ничто не уйдет от взгляда
Отрядов мелких людей,
Расхватана будет награда
Ценою сотен смертей,
Растерзаны мысли и чувства,
Оценены миражи,
На булку намажут искусство,
Загладят все виражи.
И станет царицей Серость,
У правой руки - Капитал,
Пробито печатью "Ересь"
Все то, что любил и знал,
Застынет мир в сытой коме,
Поблекнут от сала мечи.
Когда? Того знать не дано мне,
А если ты знаешь – молчи.

Malefic
#132 - 28.09.2007 - 23:32

Temcha, респект!
Хочу еще!

goddess
#133 - 29.09.2007 - 00:27

Хм, короче, сильно не ругаемся, тоже решила кое-что выложить. :)

Вся жизнь игра,
А люди в ней актеры.
Так говорил Шекспир –
Кудесник, маг, творец.

И можно в ней сыграть по-новому,
И с каждым шагом, быть разным:
Добрым или злым.
А можно просто наслаждаться жизнью,
Никем не притворяться, быть самим собой.

Хотя вначале будет сложно
Ведь не привыкли люди к естеству.
Казаться кем то все стремятся.
А не познать себя, теряя свою мечту.

Пройдут года, а может быть неделя.
И потихоньку преобразится мир.
Ты стал другим, и просто понял
Что этой жизни ты необходим.

PS Слова ямб, хорей, дактиль для меня просто набор букв =))

Iwan
#134 - 29.09.2007 - 21:39

Не переживай. Это я думаю у всех здесь присутствующих... Что ямба что харя - один фиг.
Весь смысл в том, какой смысл мы вкладываем в наше творчество, которое выкладываем тут. А стили и такты никого я думаю из здесь присутствующих не волнуют...

goddess
#135 - 29.09.2007 - 23:46

2 Iwan
Я не пережила, я предупреждала ))

PS Спс за поздравление =)

Temcha
#136 - 03.10.2007 - 10:44

Да уж... Форум Пушкиных на другом ресурсе. ))

Не то.

Сказал - только легче не стало,
Кричу - только Ветер и слышит,
Бегу - только воздуха мало,
Люблю - только сердце не дышит.

Умел - только стал подчиняться,
Узнал - только лучше б не ведал,
Я пел - но мне песни не снятся,
Порхал, только чувство, что предал.

Пишу - только вижу лишь строчки,
Хочу - только мало старался,
Финал - не расставлены точки,
Конец - посредине абзаца.

Iwan
#137 - 03.10.2007 - 11:44

Наконец то кто то реанимировал тему! И неплохо надо сказать реанимировал...

2 Temcha Спасибо. :)

hton
#138 - 03.10.2007 - 16:00

2 Temcha & goddess

Спасибо, вдохновили) Выкладуйте все что есть :)

Temcha
#139 - 03.10.2007 - 17:10

Я тоже жду с нетерпением!

LLlnpoT
#140 - 03.10.2007 - 17:23

Вас заховал Ктулху.

ZL[]RD
#141 - 03.10.2007 - 18:00

2LLlnpoT
LLlnpoT=LL+in+poT=ЛюЛей+в+рот?

Malefic
#142 - 04.10.2007 - 09:27

2 ZL[]RD
гг, четко подмечено)
2 Temcha
Ты ни где не издавался? ;)

Temcha
#143 - 04.10.2007 - 15:13

2Malefic
Даже не пробовал. ))

Я лучше ограничусь местными тонкими ценителями.
Ато в изданиях сидять чурбаны без чувства прекрасного, испорченые банальщиной типа Лермонтова.
Все равно, что метать биссер пред свиньями. )

imp
#144 - 05.10.2007 - 21:08

...кх-кх...из раннего ( то есть со времён детского сада)...почти философское :)))

***
трава умерла потому
что её съела корова Муму...

***

ну а если по-серьёзнее...

***

холодный металл, тёплой ночи клинок
согревает при чувстве, что ты одинок...

неутешные мысли заполнили мозг...
дрожь по телу прошла...неужели ты смог?

кровь по коже течёт, но отсутствует взгляд...
гнев покой не даёт...черти тихо твердят:..

"ну зачам тебе жизнь, что ты в ней получил?
где все те, кому ты свою веру дарил?

где поддержка всех тех, кого ты убедил
не сдаваться и жить изо всех своих сил?

кто разглядел из друзей в "оптимисте - тебе"
столь ранимую душу и потребность в тепле?

хватит мучать себя...уже счастливы все...
ты здесь просто не нужен...ты не нужен УЖЕ!.."

опустошён и разбит ты, и пошло бы всё прочь...
но рождён ты неслабым - ты ИМ должен помочь...

хм...холодный металл...и порез неглубок...
кто-то спас от греха : ты ведь не одинок...

ZL[]RD
#145 - 06.10.2007 - 00:36

навеяно ранними произведениями imp'ы:
...последняя мысль потухла...
...ктулху...ктулху...ктулху...ктулху...

ZL[]RD
#146 - 06.10.2007 - 00:51

навеяно соседями:
Вдруг из маминой из спальни, кривоногий и хромой,
выползает дядя Саша с повреждённой головой.
С переломанной ногою он пытается сбежать.
Будет сцуко долго помнить как к мамуле приставать!

Temcha
#147 - 08.10.2007 - 11:44

ZL[]RD попытался разбавить царящий в теме депресняк. ))

Temcha
#148 - 08.10.2007 - 11:47

Народ! Зацените! Свежее. Первое за три года.
В субботу "высер", как выражается hton.

Открыт сезон балаганных ценностей!
Спешите, люди! Не пожалеете!
Лекарства нет от тоски и бренности,
Примите яд, коль душой болеете!

Раскрасим смерть дорогими красками,
Завьем бетон из пластмассы лозами,
Вас усыпим сериалов сказками,
Живите нашу жизнь, коль свою не создали!

Уже оскома от слова «Родина»,
Страдать за правду уже не модно,
И Прометей уж – герой пародии,
Мы это любим, зовем Свободой!

А червячка, что твердит «не правильно»
Пора уже придавить без жалости,
Вы все моралью смертельно ранены,
От вашей жизни полны усталости.

Исчезнет со свету правда ваша,
Интеллигентное вы наше быдло,
И ваши дети не вспомнят даже
О том, что раньше иначе было.

З.Ы. Всем спасибо за вдохновение.

Temcha
#149 - 08.10.2007 - 11:51

И еще одно короткое. Воскресное. Надо бы придержать, но уж очень хочется. )
Посвящается glook'у )(как главному вдохновителю)

Жизнь в ритме глюка.

Сон. Будильник. Вставай.
Холодно. Кран. Чай.
Часы. Рубашка. Бежать.
Пробиться. Догнать. Урвать.

Вечер. Чай. Диван.
Телевизор. Картошка. Стакан.
Третья. Слеза. Опять.
Бутылка. Блевать. Спать.

Утро. Кофе. Страдать.
Кофе. Метро. Опоздать.
Оправдания. Спор. Прощай.
Кофе. Мигрень. Наливай.

Ночь. Фонарь. Пустота.
Холодно. Ванна. Вода.
Зеркало. Мысли. Смотреть.
Мысли. Снотворное. Смерть.

Malefic
#150 - 08.10.2007 - 22:21

Темча, как всегда респект!
К списку вопросовСтраницы: 1 2 3 4 5 ... 37 >

Быстрый ответ
Имя:      Пароль:    
Текст сообщения:

«ibash.org.ru — Новый цитатник Рунета» Почта вебмастера: imail@ibash.org.ru